Новое письмо

Мы изучим ваш вопрос, пожелание или просьбу.

Наши специалисты обязательно ответят вам в ближайшее время.

Сообщение:
Телефон или адрес электронной почты для связи с вами:
Пример:
8 905 456-56-84
или (343) 321-54-88
или email@ya.ru
Посчитайте результат: =
Отменить


                                                   Из воспоминаний Елены Георгиевны Глаголевой


                                История создания ВЗМШ

  Заочная школа  начала  работать  с  сентября  1964 года

(приказ о ее открытии был подписан в мае),  то есть за месяц

до снятия  Хрущева.  Но  идея  ее  возникновения  пришлась

на времена хрущевской "оттепели".

  Конец 50-х  и  начало 60-х годов - замечательное время:

надежды на новую жизнь после освобождения от гнета и гипноза

культа  личности,  шок от первого рассказа Солженицына "Один

день Ивана Денисовича",  первые песни Окуджавы, на публичное

исполнение  которых в  каком-нибудь  НИИ еще надо было

испрашивать разрешение парткома,  профкома и  прочих  комов,

появление таких  театров  как  "Современник"  и  "Театр  на

Таганке", бурные споры о  путях  развития  общества  -  весь

общественный  климат  был  благоприятен  для разнооообразных

общественных начинаний, одним из которых и было создание

заочной, математической, школы.

  Мы специально выделили эти  три  слова  и  написали  их

против правил грамматики через запятые, потому что каждое из

этих слов неофициального названия  ВЗМШ  имеет  свое  особое

значение, несет свою смысловую нагрузку.

  Почему  -  ЗАОЧНАЯ.

  Из выступления  основателя  и  Председателя  научного

совета ВЗМШ Израиля Моисеевича Гельфанда перед учителями

- участниками работы заочной школы.

  Я хотел объяснить,  почему я  занялся  заочной  школой.

Толчком  послужил  мой  разговор  в 1963 году с моим большим

другом Иваном Георгиевичем Петровским,  ректором  МГУ.  Иван

Георгиевич уговаривал  меня присоединиться  к  Андрею

Николаевичу Колмогорову, который тогда организовывал при МГУ

школу-интернат для иногородних школьников.

  Идея помочь  способным  и  интересующимся  математикой

ребятам с  разных  концов  нашей  страны,  живущим  часто  в

местах,  где  нет возможности  получить квалифицированную помощь,

была мне близка. Тем не менее, после размышления я от работы

в  школе-интернате  отказался,  но  взамен  предложил  Ивану

Георгиевичу  организовать  при  его  помощи  заочную

математическую школу.  Эта идея мне особенно близка,

так как я сам в те годы,  когда я  сложился  как  математик,

провел в глухой провинции, где кроме двух-трех книг и добро-

го отношения учителей не имел другой поддержки. Я понимаю,

как  трудно  работать  в тех условиях и сколько мы теряем

из-за этого по-настоящему талантливых людей,  в кото-

рых так нуждается сейчас наша страна.  Мне кажется,  что эта

потребность в людях способных и дельных (а не просто пробив-

ных) настолько велика,  что школа-интернат не может ее удов-

летворить.

  Почему я не поддался просьбам участвовать в организации

школы-интерната? Дело  в  том,  что  в  интернате школьники

находятся в искусственной и  довольно  изолированной  среде,

общаются  с  ограниченным и специфическим кругом людей.  Они

оторваны от семьи,  привычного и естественного образа жизни.

Поэтому  чрезвычайно возрастает ответственность не только за

их математическую подготовку,  но и  за  воспитание,  такое,

которое  не  помешало  бы  им в дальнейшем найти свой путь в

жизни,  не так жестко определяло бы  их  дальнейшую  судьбу.

Заочная школа в  этом  отношении  мягче,  естественней.

Кроме того,  в  интернат  попадали,  естественно,  уже

нашедшие  свое  призвание школьники (или считавшие,  что это

так),  как правило,  это были победители  олимпиад.  Мне  же

казалось,  что надо  не  столько  растить чемпионов,  как в

большом спорте,  а  заниматься  повышением общей культуры. 

В этом отношении я не спортивный тренер,  а скорее физкультурный

врач.

И мне хотелось,  чтобы  ребята  из  провинции  получили

возможность общаться с нами.

Очень важно писать хорошие книжки.

Потом очень  важно  начинать  раньше.  15-16  лет - это

возраст,  когда интерес уже формируется,  но к этому  времени

многие уже отстают.  Мы ввели страничку для младших братьев и

сестер.  На  самом  деле  здесь  хитрость:  многие "детские"

задачи очень полезны и взрослым.  Но еще полезней,  если они

зададут их маленьким и вместе подумают.

  Работу заочной школы  мы  стараемся  организовать  так,

чтобы найти побольше школьников, интересующихся математикой,

и научить их  серьезно  заниматься.  Школьников  из  Москвы,

Ленинграда  и  других  больших  городов  мы  не  принимаем.

Школьники из сел и маленьких отдаленных поселков  и  городов

имеют преимущество при поступлении. За 30 лет школу окончило

около 60 тысяч учащихся.

  За три года учащиеся должны выполнить 20-25 заданий  по

специально  написанным  пособиям.  Первые  книги для заочной

школы я написал сам со своими учениками  и  коллегами.  Мне

кажется,  что они выдержали испытание временем. Я посылаю их

Вам.  В конце  концов  большинство  учащихся  заочной  школы

научаются  справляться с заданиями.  При этом они приучаются

не "отбалтываться",  а  по-настоящему  работать,  ведь

выполнение заданий требует серьезного труда.

  Пожалуй, самое важное - общее одобрение работы  заочной

школы,  поощрение, хотя бы моральное, участников ее работы на

местах, внимание  к  их  бескорыстному  труду.  Там, где люди

давно и хорошо работают, следовало бы поощрять их энтузиазм.

Например, чтобы  работа  в заочной школе как-то учитывалась,

шла в зачет.  Например,  педпрактика студентов  -  опыт  уже

есть.

  Почему - МАТЕМАТИЧЕСКАЯ

(продолжение статьи)